«Эйфория» — один из самых успешных и популярных сериалов 2019 года, но даже любовь зрителей не спасла его от пандемии коронавируса, которая здорово тормознула съемки. Премьера второго сезона сдвинулась на год, но даже в таких условиях HBO нашли чем порадовать фанатов. 

Первый сезон закончился так же трагично, как и начался: Ру Беннет (Зендея), которая весь сезон боролась с зависимостью от наркотиков, в конце серии достает заначку с кокаином и оказывается в самом центре фантасмагоричной пляски под песню Labirinth — All For Us. Незадолго до этого она расстается со своей лучшей подругой, трансгендером Джулс (Хантер Шафер), и та уезжает на поезде в другой город, чтобы начать новую жизнь — хотя они должны были сделать это вместе с Ру. На этой тревожной и при этом красивой ноте (причем ноте во всех смыслах) «Эйфория» закончилась. 

Оставшись на перроне, Ру Беннет (Зендея) в очередной раз доказала себе, что неспособна самостоятельно бороться с угнетающим ее ежедневно чувством вечной тревоги. 

  • Ру искренне переживает о судьбе матери, но в порыве ярости угрожает убить с помощью куска стекла; 
  • Ру стремится стать поддержкой для младшей сестры, но убегает от нее прочь из-за того, что боится предстать перед ней дурным примером; 
  • Ру не раз пытается выбросить наркотики, но каждая новая неудача напоминает о секретной таблетке, отложенной про запас. 

В финальном эпизоде первого сезона «Эйфории» девушка предлагает Джулс (Хантер Шефер) бежать из города, чтобы они могли наконец стать свободными, но сама же со слезами на глазах в последний момент отказывается заходить в тронувшийся вагон. Ру Беннет раз за разом остается проигравшей стороной в важнейшей для нее битве — в сражении с собой. 

Я создал этот сериал как историю о себе, о том, что я чувствовал и через что проходил, когда был подростком с зависимостью от наркотиков - Сэм Левинсон, режиссер и сценарист

Эйфория специальный эпизод: сюжет  

Промежуточный эпизод, являющийся одним из двух специальных выпусков, помещенных и межсезонье, представляет собой подобие рождественского стеклянного шара, в центре которого расположилась полупустая американская закусочная. Вместо искусственного снега, должного обеспечивать подходящее настроение, туда словно кто-то по ошибке вставил эффект стекающего по краям дождя. Если приглядеться, то можно заметить, что внутри забегаловки находится всего несколько человек — и немудрено, ведь сейчас канун Рождества, пожалуй, единственного по-настоящему семейного праздника. Али (Колман Доминго), знакомый Ру по собраниям для анонимных наркоманов, уже давно ожидает ее в центре зала. Она неторопливо подсаживается к нему за столик после ударной дозы, принятой в туалете, и пытается, как говорится, держать лицо. Грустно поглядывая на остывшие блины с черникой, Али понимает, что Ру путается в словах и прямо сейчас находится под кайфом. Их диалог с каждой минутой становится все больше похожим на сеанс психотерапии, где взрослый мужчина пытается заставить свою семнадцатилетнюю пациентку поверить, что ее будущее не только воображаемо и существует внутри наркотического трипа — оно вполне реально. В ответ Ру просит запомнить ее как человека, который очень старался быть тем, кем ей не удалось стать.

Сэму Левинсону, одному из немногих в текущем 2020 году, удалось начать и завершить работу над фильмом в жестких условиях пандемии. Усталость и обреченность, с которыми многие люди подбираются к заветной черте уходящего года, меланхоличной серостью стен закусочной и несдерживаемыми слезами транслируются с экрана, на котором в течение часа взрослый мужчина и юная девушка пытаются выяснить, можно ли побороть зависимость, почувствовать вновь вкус жизни, отказаться от навязанных обществом кумиров и определить для себя, какие шансы на успех у революции в ее современном понимании. Рано или поздно паре придется отказаться от приглушенных цветов и интимной атмосферы закусочной и выйти из молчаливо внимающего их диалогу безопасного шара в волнующий мир, наполненный неоновым светом вывесок и яркими огнями светофора, — привычный мир «Эйфории», — чтобы в очередной раз сразиться со своим главным соперником и, возможно, на этот раз одержать над ним верх.

Дата выхода второй бонусной серии пока неизвестна (равно как и название). Оба спецэпизода должны стать мостиком (и утешением) между двумя сезонами: продолжение выйдет не раньше 2021-го (или даже позже, ведь в начале года только планируют начать съемки). По словам Зендеи, уже все было готово к новым съемкам: декорации, костюмы, макияж, но за три-четыре дня до начала пришлось срочно все отменить из-за начала пандемии. Наверняка второй сезон будет таким же драматичным, ярким и полным необычных героев, которые, как настоящие подростки, в алкогольном или наркотическом угаре делают ошибки и исправляют их. И, конечно, ждем новые макияжи с тонной блесток и неоновых теней, которые покорили зрителей и заставили многих разориться на новые палетки и глиттер для лица (кстати, визажистка «Эйфории» утверждает, что у каждого мейкапа есть смысл — он отражает внутренние перемены персонажей). А пока что можно пересмотреть первый сезон и пофантазировать о том, что будет в новых сериях, под песню All For Us (именно из-за нее «Эйфория» получила «Эмми»!) или под новинку girl in red — rue, которая как раз была вдохновлена неоднозначным, но таким очаровательным образом Ру Беннетт.
- - -
Источник: srsly.ru